Как получают электроэнергию на гэс

Ученые: крупные ГЭС не на пользу развивающимся странам. Почему?

Как получают электроэнергию на гэс
Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Из-за строительства Оровиллской плотины в Калифорнии были переселены 10 тысяч человек

Власти Европы и США постепенно отказываются от использования крупных гидроэлектростанций, так как те наносят большой вред экологии и к тому же экономически невыгодны, утверждают американские ученые. В России тенденции к отказу от ГЭС эксперты пока не видят.

Каждый год в развитых странах демонтируются десятки ГЭС, но при этом развивающиеся страны продолжают активно строить дамбы на крупных реках.

Сегодня 71% возобновляемой электроэнергии в мире вырабатывается гидроэлектростанциями.

Пик строительства ГЭС в Европе и США пришелся на 1960-е годы, после чего начался спад. Сегодня в США на гидроэлектростанции приходится лишь около 6% выработки электроэнергии.

Как отмечают авторы исследования, опубликованного в научном журнале PNAS, раньше власти были заинтересованы в дешевой электроэнергии и не учитывали в полной мере экологических и социальных рисков.

Более 90% ГЭС, построенных с 1930-х годов, оказались более дорогими в эксплуатации, чем изначально предполагалось. Кроме того, они нанесли вред речной экологии, привели к переселению миллионов человек и способствовали изменению климата за счет парниковых газов с затопленных территорий.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Плотина на реке Элва в штате Вашингтон была демонтирована в 2011 году

«Описывая пользу ГЭС, нам обычно рисуют радужную картину выгод от их применения. Но эта картина обманчива, а о рисках предпочитают не говорить. Платить же по счетам ощущаются в обществе гораздо позднее», — отметил автор исследования, профессор Мичиганского университета Эмилио Моран в интервью корреспонденту Би-би-си по вопросам науки Мэтту Макграту.

В докладе в качестве примеров приводятся две дамбы на реке Мадейра в Бразилии, строительство которых завершилось всего пять лет назад и которые, по предварительным прогнозам, из-за изменения климата будут производить гораздо меньше энергии, чем ожидалось.

В развивающихся странах в процессе строительства сейчас находятся около 3700 крупных и средних ГЭС.

Энергия не для людей

Авторы доклада обеспокоены тем, что многие из этих проектов могут нанести непоправимый вред крупным рекам, на которых они строятся.

Электростанция «Гранд Инга» на реке Конго, как предполагается, должна будет вырабатывать более трети от всего нынешнего объема электричества в Африке.

Однако, по мнению ученых, проект стоимостью в 80 млрд долларов направлен в первую очередь на обеспечение индустриальных нужд.

«Более 90% электроэнергии от этой станции пойдет на добычу полезных ископаемых в Южную Африку, а люди в Конго не получат этой энергии», — говорит профессор Моран.

«В Бразилии линия электропередач проходит над головами людей и тянется на 4000 километров, но эта энергия не доходит до их домов», — сетует он.

Правообладатель иллюстрации Getty Images Image caption Уровень воды у плотины Гувера на озере Мид в последние годы снижается

«Благие цели массовой электрификации полностью перекрываются интересами крупных игроков, которые и продвигают эти технологии. Власти поддаются на их уверения в том, что все так и нужно», — объясняет ученый.

В докладе отмечается, что огромные сооружения на этих реках уничтожают источники продовольствия. В частности, от них могут пострадать около 60 миллионов человек, живущих за счет рыболовства на реке Меконг: ущерб может составить до 2 млрд долларов.

Дамбы могут привести к вымиранию тысяч редких биологических видов.

Несколько источников

В Бразилии, где 67% электричества вырабатывается ГЭС, число дамб растет по мере уменьшения мощности рек.

С приходом к власти в стране нового президента Жаира Болсонару временный запрет на постройку новых гидроэлектростанций, как ожидается, будет снят. Власти уже планируют построить 60 новых дамб.

Авторы исследования считают, что с учетом развития возобновляемой энергетики следует совмещать мощности ГЭС с другими источниками энергии.

«У огромных ГЭС нет будущего, это наше однозначное заключение. Чтобы сохранить гидроэнергетику в XXI веке, нам нужно совмещать несколько источников возобновляемой энергии», — утверждает профессор Моран.

«Нужно больше инвестировать в солнечную, ветряную и в гидроэнергетику (там, где это необходимо) — но мы должны придерживаться четких стандартов, где были бы видны все риски и доходы», — заключает ученый.

Пиковые нагрузки

В России пока не наблюдается тенденции к отказу от крупных ГЭС, поскольку реальной альтернативы им пока нет, отмечает заместитель директора Института водных проблем РАН Михаил Болгов.

«В условиях совеременной экономики гидроэлектростанции производят весьма дешевую энергию и покрывают так называемые пиковые нагрузки: выработкой электроэнергии на ГЭС можно легко управлять и тем самым покрывать всплески потребления электричества», — пояснил Болгов Би-би-си.

Кроме того, дамбы используются для водоснабжения сельского хозяйства, в первую очередь для орошаемого земледелия, добавляет эксперт.

При этом, по его словам, энергетическая стратегия России на данный момент не предуматривает строительства новых крупных ГЭС, так как дефицита электроэнергии не наблюдается.

Сегодня в России гидроэлектростанции вырабатывают примерно 18-20% от всей потребляемой в стране электроэнергии.

Болгов подчеркивает, что влияние ГЭС на окружающую среду уже давно волнует экологов, но выполнение их требований, как правило, не выгодно владельцам турбин, так как ведет к уменьшению выработки электричества.

Однако демонтаж крупных дамб может принести еще более серьезный урон экологии, чем их использование.

«Если мы начнем спускать водохранилища, то миру откроется огромное количество загрязненных донных отложений, и возникнет еще одна колоссальная проблема: что с ними делать?» — задается вопросом эксперт.

Источник: https://www.bbc.com/russian/features-46108574

Чем отличается ТЭЦ от ГРЭС? — «СГК Онлайн»

Как получают электроэнергию на гэс

Любая электростанция представляет собой комплекс из оборудования, с помощью которого организуется преобразование энергии определенного источника (как правило, природного) в электрическую и тепловую энергию.

В гидроэнергетике таким источником выступает вода, в атомной – уран, а на тепловых электростанциях (ТЭС) применимо большое разнообразие элементов (от газа, угля и нефтепродуктов до биотоплива, торфа и геотермальных скважин).

В России порядка 70% электрогенерации обеспечивают именно ТЭС. 

В качестве расхожих обозначений ТЭС используется две аббревиатуры – ГРЭС и ТЭЦ.  Для обывателей они зачастую малопонятны, причем первую еще и путают с ГЭС, при том что это вообще разные виды генерации.

Гидроэлектростанция работает за счет водяного потока, а ее плотины для этого перегораживают реки (но есть исключения), а ГРЭС – за счет пара, хотя и такая станция может располагать собственным водохранилищем.

Однако ТЭС, которым также, как и ГЭС, жизненно необходима вода, способны эффективно функционировать и вдали от рек и водоемов – в таком случае на них обычно строят градирни, один из самых монументальных и заметных (после дымовых труб) технических элементов в тепловой энергетике. Особенно в зимнее время.

Градирни — один из самых монументальных и заметных) технических элементов в тепловой энергетике.
Скачать

Главное – электричество

Обозначение «ГРЭС»  – пережиток советского индустриального мегапроекта, на начальном этапе которого, в рамках плана ГОЭЛРО, решалась задача ликвидации дефицита, прежде всего, электрической энергии. Расшифровывается оно просто – «государственная районная электрическая станция».

Районами в СССР называли территориальные объединения (промышленности с населением), в которых можно было организовать единое энергоснабжение. И в узловых географических точках, обычно вблизи крупных месторождений сырья, которое можно было использовать в качестве топлива, и ставили ГРЭС.

Впрочем, газ на такие станции можно подавать и по трубопроводам, а уголь, мазут и другие виды топлива завозить по железной дороге. А на Березовскую ГРЭС компании «Юнипро» в красноярском Шарыпово уголь вообще приходит по 14-километровому конвейеру.

В современном понимании ГРЭС – это конденсационная электростанция (КЭС), по сравнению с ТЭЦ, очень мощная. Ведь главная задача такой станции – выработка электроэнергии, причем в базовом режиме (то есть равномерно в течение дня, месяца или года). Поэтому ГРЭС, как правило, расположены вдали от крупных городов – благодаря линиям электропередач такие объекты генерации работают на всю энергосистему. И даже на экспорт – как, например, Гусиноозерская ГРЭС в Бурятии, с момента своего запуска в 1976 году обеспечивающая львиную долю поставок в Монголию. И выполняющая для этой страны роль «горячего резерва». 

Интересно, что далеко не все станции, имеющие в своем названии аббревиатуру «ГРЭС», являются конденсационными; некоторые из них давно работают как теплоэлектроцентрали. Например, Кемеровская ГРЭС «Сибирской генерирующей компании» (СГК). «Изначально, в 1930-е годы, она вырабатывала только электроэнергию. Тем более что энергодефицит тогда был большой.

Но когда вокруг станции вырос город Кемерово, на первый план вышел другой вопрос – как отапливать жилые кварталы? Тогда станцию перепрофилировали в классическую теплоэлектроцентраль, оставив лишь историческое название – ГРЭС. Для того, чтобы работник с гордостью мог сказать: «Я работаю на ГРЭС!». Потребление угля на электричество и тепло на станции идет сегодня в пропорции 50 на 50», — объясняет «Кислород.

ЛАЙФ» начальник управления эксплуатации ТЭС Кузбасского филиала СГК Алексей Кутырев. 

В то же время на других ГРЭС, входящих в СГК – например, на Томь-Усинской (1345,4 МВт) и Беловской (1260 МВт) в Кузбассе, а также на Назаровской (1308 МВт) в Красноярском крае – 97% сжигаемого угля идет на генерацию электричества. И всего 3% – на выработку тепла. И такая же картина, за редким исключением – практически на любой другой ГРЭС.

«Для ТЭЦ электроэнергия, в отличие от ГРЭС – продукт побочный, такие станции в СССР и в России работают, прежде всего, для подогрева теплоносителя – и вырабатывают тепло, которое потом идет в жилые дома или на промышленные предприятия в виде пара. А сколько получается в итоге электроэнергия – не так уж и важно. Важно – выдать нужные гигакалории, чтобы потребителям, в основном – населению, было комфортно»      

Крупнейшей в России ГРЭС и третьей в мире тепловой станцией является Сургутская ГРЭС-2(входит в «Юнипро») – ее мощность 5657,1 МВт (мощнее в нашей стране – только две ГЭС, Саяно-Шушенская и Красноярская). При довольно приличном КИУМ более 64,5% эта станция выработала в 2017 году почти 32 млрд кВт*часов электрической энергии.

Эта ГРЭС работает на попутном нефтяном и природном газе. Крупнейшей же по мощности ГРЭС в стране, работающей на твердом топливе (угле), является Рефтинская — она расположена в 100 км от Екатеринбурга. 3,8 ГВт электрической мощности позволяют вырабатывать объемы, покрывающие 40% потребности всей Свердловской области.

 В качестве основного топлива на станции используется экибастузский каменный уголь. 

Кемеровская ГРЭС давно перепрофилирована в классическую теплоэлектроцентраль, ей оставлено лишь историческое название – ГРЭС.
Скачать

В приоритете – тепло

Теплоэнергоцентрали (ТЭЦ) – это еще один тип ТЭС, но это не конденсационная, а теплофикационная станция.  ТЭЦ, главным образом, производят тепло – в виде технологического пара и горячей воды (в том числе для горячего водоснабжения и отопления жилых и промышленных объектов).

Поэтому ТЭЦ являются ключевым элементом в централизованных системах теплоснабжения в городах, по уровню проникновения которых Россия является одним из мировых лидеров. Средние и малые ТЭЦ являются также незаменимыми спутниками крупных промышленных предприятий. Ключевая черта ТЭЦ – когенерация: одновременное производство тепла и электричества .

Это и эффективнее, и выгоднее выработки, например, только электроэнергии (как на ГРЭС) или только тепла (как на котельных). Поэтому в СССР в свое время и сделали ставку на повсеместное развитие теплофицикации. 

Принципиальное отличие ТЭЦ от ГРЭС, при том что все это котлотурбинные и паротурбинные электростанции — разные типы турбин.

На теплоэлектроцентралях ставят теплофикационные турбины марки «Т», отличие которых от конденсационных турбин типа «К» (которые работают на ГРЭС) – наличие регулируемых отборов пара. В дальнейшем он направляется, например, к подогревателям сетевой воды, откуда она идет в батареи квартир или в краны с горячей водой. Наибольшее распространение в нашей стране исторически получили турбины Т-100, так называемые «сотки».

Но работают на ТЭЦ и противодавленческие турбины типа «Р», которые производят технологический пар (у них нет конденсатора и пар, после того, как выработал электроэнергию в проточной части, идет напрямую промышленному потребителю). Бывают и турбины типа «ПТ», которые могут работать и на промышленность, и на теплофикацию. 

В турбинах типа «К» процесс расширения пара в проточной части заканчивается его кондесацией (что позволяет получать на одной установке большую мощность – до 1,6 ГВт и более). 

«Для ТЭЦ электроэнергия, в отличие от ГРЭС – продукт побочный, такие станции в СССР и в России работают, прежде всего, для подогрева теплоносителя – и вырабатывают тепло, которое потом идет в жилые дома или на промышленные предприятия в виде пара. А сколько получается в итоге электроэнергия – не так уж и важно. Важно – выдать нужные гигакалории, чтобы потребителям, в основном – населению, было комфортно»      

В отопительный сезон ТЭЦ работают по так называемому «тепловому графику» – поддерживают температуру сетевой воды в магистрали в зависимости от температуры наружного воздуха.

В этом режиме ТЭЦ могут нести и базовую нагрузку по электроэнергии, демонстрируя, кстати, очень высокие коэффициенты использования установленной мощности (КИУМ).

По электрическому графику ТЭЦ обычно работают в теплые месяцы года, когда отборы на теплофикацию с турбин отключаются. ГРЭС же работают исключительно по электрическому графику. 

Нетрудно догадаться, что ТЭЦ в России гораздо больше ГРЭС – и все они, как правило, сильно различаются по мощности. Вариантов их работы также великое множество. Некоторые ТЭЦ, например, работают как ГРЭС — такова, к примеру, ТЭЦ-10 компании «Иркутскэнерго».

Другие функционируют в тесной спайке с промышленными предприятиями – и потому не снижают свою мощность даже в летний период. Например, Казанская ТЭЦ-3 ТГК-16 снабжает паром гигант химиндустрии – «Казаньоргсинтез» (обе компании входят в Группу ТАИФ). А Ново-Кемеровская ТЭЦ СГК генерирует пар для нужд КАО «Азот».

Некоторые станции обеспечивают теплом и горячей водой преимущественно население – например, все четыре ТЭЦ в Новосибирске с 1990-х практически прекратили производство технологического пара. 

Случается, что теплоэлектроцентрали вообще не производят электрической энергии – хотя таких сейчас и меньшинство. Связано это с тем, что в отличие от гигакалорий, стоимость которых жестко регулируются государством, киловатты в России являются рыночным товаром. В этих условиях даже те ТЭЦ, что ранее не работали на оптовый рынок электроэнергии и мощности, постарались на него выйти.

В структуре СГК, например, такой путь прошла Красноярская ТЭЦ-3, до марта 2012 года вырабатывавшая только тепловую энергию. Но с 1 марта того года на ней ввели в строй первый угольный энергоблок в России на 208 МВт, построенный в рамках ДПМ. С тех пор эта станция вообще стала образцово-показательной в СГК по энергоэффективности и экологичности. Красноярская ТЭЦ-3 до марта 2012 года вырабатывала только тепловую энергию.

А сейчас является образцово-показательной в СГК по энергоэффективности и экологичности.
Скачать

Крупнейшие ТЭЦ в России работают на газе и находятся под крылом «Мосэнерго». Самой мощной, вероятно, можно считать ТЭЦ-26, расположенную в московском районе Бирюлево Западное – по крайней мере, по показателю электрической мощности 1841 МВт она опережает все другие ТЭЦ страны.

Эта электростанция обеспечивает централизованное теплоснабжение промышленных предприятий, общественных и жилых зданий с населением более 2 млн человек в районах Чертаново, Ясенево, Бирюлево и Марьино. Тепловая мощность у этой ТЭЦ хоть и высока (4214 Гкал/час), но не является рекордной.

У ТЭЦ-21 того же «Мосэнерго» мощность по теплу выше – 4918 Гкал/час, хотя по электроэнергии она немногим уступает «коллеге» (1,76 ГВт).

Подготовлено порталом «Кислород.ЛАЙФ»

Источник: https://sibgenco.online/news/element/what-distinguishes-tpp-from-tpp/

Сибирский прилив: ГЭС ждут следующего этапа модернизации

Как получают электроэнергию на гэс

Модернизация ГЭС Ангаро-Енисейского каскада поможет в перспективе снизить цены на электроэнергию в Объединенной энергосистеме Сибири и улучшить экологическую ситуацию в сибирских городах, считают эксперты.

В компании En+ Group, которая занимается обновлением электростанций, отмечают, что программа, рассчитанная до 2046 года, позволит увеличить производство электроэнергии на 2 млрд кВт/ч в год, частично заместить угольную генерацию и сократить выбросы парниковых газов.

Модернизацию ГЭС компания не останавливала даже в сложных условиях прошлого года: только в январе En+ Group вышла из-под американских санкций.

Комплексный ремонт

En+ Group начала очередной этап модернизации ГЭС Ангаро-Енисейского каскада (Усть-Илимская, Братская, Иркутская и Красноярская), рассказали «Известиям» в компании. Это масштабная программа, получившая название «Новая энергия», теперь рассчитана до 2046 года. В ее рамках производится комплексная замена основного (гидроагрегаты, рабочие колеса) и вспомогательного оборудования для повышения надежности и безопасности этих станций.

— Принципиально то, что обновление оборудования реализуется не из-за замены устаревшей техники — программа «Новая энергия» направлена на внедрение передовых технологий в генерации, энергосбережении, промышленной и экологической безопасности.

По этой причине мы приняли решение продлить программу до 2046 года: таким образом удастся обеспечить одни из лучших в отрасли показатели эффективности наших уникальных гидроэлектростанций в долгосрочной перспективе, — заявил «Известиям» генеральный директор En+ Group Владимир Кирюхин.

Обновление оборудования ГЭС, входящих в En+, позволит повысить его коэффициент полезного действия до 96,7%, улучшить рабочие характеристики агрегатов и станций, а также снизить расходы на проведение ремонтных работ.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Что такое реактивная мощность в электричестве

Планируется, что сибирские гидроэлектростанции En+ Group начиная с 2022 года увеличат производство электроэнергии на 2 млрд кВт/ч в год, пропуская через турбины тот же объем воды.

Благодаря техническому перевооружению энергия ГЭС сможет частично заместить энергию угольных электростанций и позволит сократить выбросы парниковых газов по группе на 2,3 млн т в год. Это благоприятно отразится на экологической обстановке в сибирских регионах, считают в компании.

Мероприятия по модернизации начались еще в 1990-годы с Красноярской ГЭС (введена в эксплуатацию в 1967–1971 годах). С 1994 по 2014 год все 12 гидроагрегатов станции были заменены.

В этот же период на Усть-Илимской ГЭС (введена в эксплуатацию в 1974–1979 годах) заменили четыре рабочих колеса, а на Братской ГЭС (в эксплуатации с 1961–1966 годов) –– 12. В 2018-м их стали менять на Красноярской ГЭС. Это позволило сделать работу электростанций еще более эффективной.

Всего с начала реализации программы и до конца 2018 года на модернизацию было направлено 10,3 млрд рублей.

Очередной этап — замена 11 рабочих колес на Братской и Красноярской ГЭС, а также силовых трансформаторов, кабельных линий и вспомогательного оборудования. Работы на Братской ГЭС должны завершиться к 2030 году.

На Иркутской ГЭС (введена в эксплуатацию в 1956–1958 годах) уже в течение четырех ближайших лет планируется заменить четыре гидроагрегата. Мощность каждого из них должна увеличиться с 82,8 МВт до 105,7 МВт. Замена первого гидроагрегата стартует в июле этого года, а в 2020 году он будет запущен в эксплуатацию.

Именно на замену гидрогенераторов будет сделан акцент в реализации программы на этапе, который продлится с 2028 по 2046 год.

— Повышение операционной эффективности и снижение выбросов — стратегические цели En+ Group. Модернизация ГЭС, в свою очередь, — ключевой элемент программы развития компании, так как она направлена на увеличение выработки чистой энергии. Поэтому мы приняли решение не останавливать программу в прошлом году, несмотря на беспрецедентные санкционные вызовы, — указывает Владимир Кирюхин.

Модернизация сибирских ГЭС, построенных в советский период, которой сейчас занимается En+ Group, примечательна тем, что компания не использует такие механизмы поддержки, как договоры о предоставлении мощности, сказал «Известиям» директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин. Речь идет о схеме, когда инвестор получает на рынке повышенную плату за введенную им новую мощность.

— То есть компания не перекладывает свои дополнительные расходы на потребителя, используя чисто рыночный подход, –– отметил эксперт.

По его мнению, увеличение мощности ГЭС действительно позволит отчасти заместить угольные электростанции.

Навстречу течению

Увеличение объемов гидрогенерации может иметь и другие положительные моменты.

–– Теоретически, когда на рынке появятся ее дополнительные объемы, цены должны снизиться. Но произойдет ли это на практике, сказать трудно, –– пояснила «Известиям» председатель правления некоммерческого партнерства гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний Наталья Невмержицкая.

В 2018 году в En+ Group произошли фундаментальные внутренние и внешние преобразования.

Внешние связаны с процессом выхода из-под санкций, что касается внутренних, то основным стало изменение структуры управления энергетическим бизнесом, включающее создание единых центров управления активами, разделенных по видам деятельности.

«ЕвроСибЭнерго-Гидрогенерация» занялась управлением всеми ГЭС группы; дивизион «Сибирь» — угольными ТЭЦ; «ЕвроСибЭнерго-Распределенная генерация» — газовыми ТЭЦ и распределенной генерацией.

Именно на «ЕвроСибЭнерго-Гидрогенерацию» ложится основная ответственность за проведение долгосрочной масштабной программы по модернизации сибирских ГЭС.

Положительный эффект от технического переоснащения сибирских ГЭС будет заметен и за пределами региона. Закупаемое оборудование будет в основном российским, а значит, благодаря промышленным заказам программы «Новая энергия» на отечественных заводах будут созданы новые рабочие места.

Справка «Известий»

В 2018 году общая выработка электроэнергии станциями, входящими в En+ Group, составила 73,2 млрд кВт⋅ч (2017 год — 68,5 млрд кВт⋅ч, рост — 7%). Из них гидроэлектростанциями группы было произведено 58,3 млрд кВт⋅ч чистой электроэнергии (80% от совокупной выработки электроэнергии, прирост по отношению к 2017 году — 6,2%). Доля энергетических активов En+ Group на российском рынке электроэнергии составляет 7%, а в Объединенной энергосистеме Сибири — 35%.

Источник: https://iz.ru/872312/nikolai-khrenkov/sibirskii-priliv-ges-zhdut-sleduiushchego-etapa-modernizatcii

Отечественные тарифы за электричество сопоставят с зарубежными

фото: игорь самохвалов / ПГ

Стоимость киловатта энергии в Москве составляет шесть рублей, а в Китай Россия продаёт киловатт за полтора рубля. На «правительственном часе», прошедшем в Госдуме 6 ноября министр энергетики Александр Новак попытался объяснить, почему так происходит. Он также рассказал о распределении налогов от деятельности электростанций и развитии альтернативной энергетики.

Будущее — за альтернативной энергетикой

По сообщению Александра Новака, электроэнергетический комплекс России является одним из крупнейших в мире и включает в себя более 100 электростанций, в том числе 11 АЭС, 170 ГЭС, 935 ТЭЦ и 90 станций на основе возобновляемых источников энергии. До 2035 года планируется ввести ещё 82 гигаватта генерирующих мощностей.

Особое внимание уделяется развитию альтернативной энергетики. Сейчас разрабатывается комплексная программа, по которой регионы смогут самостоятельно привлекать инвесторов, которые работают на гибридной энергии, объединяющей традиционную и альтернативную.

Для этого Правительство намерено предоставить им льготные условия сроком на пять лет.

Александр Новак. фото: тимур ханов / ПГ

В некоторых регионах уже реализуются такие программы. В Ульяновской области, например, идёт разработка пилотных проектов размещения солнечных батарей на бюджетных учреждениях. Также появляются новые проекты по ветроэнергетике, на долю которой сегодня приходится десять процентов всей потребности региона в электроэнергии. В области уже работают два промышленных ветропарка и планируют строить новые.

Что влияет на тарифы

«В России сформирована надёжная энергетическая система, которая позволяет осуществлять как электроснабжение действующих, так и подключение новых потребителей», — сказал Александр Новак. Благодаря поддержке Госдумы в законодательство внесены изменения, направленные на повышение платёжной дисциплины. Это позволило повысить уровень собираемости оплаты за электроэнергию до 99 процентов.

При этом тарифы на энергию продолжают расти. Представитель фракции КПРФ Николай Арефьев поинтересовался у министра: почему в России стоимость электроэнергии  выше, чем во всём мире? Глава Минэнерго пояснил, что распределение цен на электроэнергию зависит от нескольких составляющих.

На оптовом рынке её стоимость складывается из оплаты за мощность и дополнительной надбавки за нагрузку генерирующего комплекса на реализацию различных задач и проектов, например на развитие энергообеспечения Крыма, Калининграда, Дальневосточного федерального округа, на возобновляемые источники энергии.

«Следует также различать тарифы для населения и для прочих потребителей», — сказал Новак.

Читайте по теме

«Не согласен, что конечные цены на электроэнергию в России выше, чем в других странах, — добавил Новак. — Наша электроэнергия сегодня дешевле и легко продаётся на мировых рынках, её с удовольствием покупает Литва, Финляндия, европейские страны. А по Китаю особый договор и по особой цене до 2036 года».

Выслушав дискуссию, Вячеслав Володин предложил главе Минэнерго направить в Госдуму информацию по ценообразованию на электроэнергию в других странах и провести сравнительный анализ с Россией. «Зачастую эти разговоры не просто вводят в заблуждение наших граждан, но и являются поводом для размышлений, которые базируются на недостоверной информации», — отметил спикер.

ГЭС и ТЭЦ должны стать драйверами роста регионов

Регионы, в которых работают нефтяные и газовые компании, являются донорами для экономики. Иная ситуация на территориях, где расположены электростанции. Дело в том, что львиная доля налогов от нефтяной и газовой отрасли идёт в бюджеты регионов.

Спикер Госдумы спросил, как происходит налогообложение крупных энергетических компаний: «Если гидроэлектростанция находится в регионе, уплачивают ли налоги по месту нахождения головной компании или  налогообложение осуществляется на территории, где размещена ГЭС или атомная станция? Выигрывают ли от этого регионы?»

Читайте по теме

На местный и региональный уровень поступают земельные налоги, налоги на имущество, подоходный налог, пояснил Новак, а налог на прибыль направляют в головную организацию, которая распределяет его пропорционально стоимости имущества, расположенного в разных регионах.

«Есть регионы, которые производят самую дешёвую энергию, но не получают прибыль», — сказал председатель Госдумы. Например, в Волгорадской области находится Волжская ГЭС, в Саратовской — Балаковская ГЭС и самая крупная в Европе Балаковская атомная станция. И региональные бюджеты получают минимальный доход. «Давайте эту возможность изучим.

Таким образом, чтобы это были драйверы роста не только экономики, но и бюджетной сферы, — сказал Володин.

— У нас скважины нефтяные приносят регионам деньги, а там, где гидроэнергетика и атомная энергетика, что они добавляют в местную казну?» Он предложил Минфину задуматься над вопросом распределения налоговых поступлений и обсудить эту тему с участием территорий, где есть объекты электроэнергетики.

Источник: https://www.pnp.ru/economics/otechestvennye-tarify-za-elektrichestvo-sopostavyat-s-zarubezhnymi.html

Гэс изнутри

Теоретически с гидроэлектростанциями все понятно — вода идет из верхнего бьефа в нижний, крутит рабочее колесо турбины. Турбина вращает генератор, а тот вырабатывает электричество Интересны детали. Хозяйке на заметку: чтобы получить 1 киловатт-час электроэнергии, надо спустить с высоты 27 метров 14 тонн воды.

(Детали подсмотрены в процессе посещения девяти разных гидроэлектростанций). Перефразируя классика: все тепловые электростанции похожи друг на друга, каждая гидроэлектростанция устроена по-своему. Иными словами, типовых ГЭС не существуют, все ГЭС разные.

У каждой свой расход воды, напор, рельеф, грунт, климат, близость моря, объем водохранилища Вот, например, вроде бы обычный машинный зал станции. За исключением того, что все окна в нем — искусственные, с подсветкой. Все потому, что машинный зал находится в скале на глубине 76 метров.

Это первая в СССР подземная гидроэлектростанция, с поверхности к ней идут четыре водовода диаметром 6 м. А это шахта, также вырубленная в скальном основании, для извлечения из глубинного машзала оборудования в случае его ремонта/замены:

Затворы и сбросные сооружения

В идеале вся вода должна идти через турбины и давать энергию. Но не всегда это возможно. Часть воды приходится сбрасывать мимо ГЭС: — при ремонте гидроагрегатов; — при весенних паводках, если нет водохранилища многолетнего регулирования (а его часто нет);

— бывает, что в каскаде ГЭС (станций, стоящих на одной реке) пропускная способность верхней станции больше, чем нижней; тогда нижняя должна пустить часть воды мимо турбин, иначе ее просто затопит;

— иногда открывают холостой водосброс по запросу рыбзаводов для пропуска мальков вниз по течению; — и т.д.

Холостой водосброс Беломорской ГЭС — это три затвора.

Довольно много внимания уделено вопросу резервирования, потому что не суметь вовремя понизить уровень в водохранилище — это чревато. Любой из затворов здесь можно опустить/поднять козловым краном, два из трех — электрическими лебедками. В крайнем случае можно и вручную (со скоростью, правда, 3 см/мин). Затвор поднят, идет холостой сброс для водозабора города Беломорска, находящегося ниже по течению: Для борьбы с обледенением затворов применяют индукционный подогрев. На обогрев данного экземпляра, например, требуется 150 кВт: Иногда для этого же делают барботаж — пропускают воздух из глубины вдоль затвора; видим шланг системы сжатого воздуха:

На сбросе предусматривают мероприятия для гашения кинетической энергии потока — водобойные колодцы, столкновение потоков, ступени или, как здесь, на Волховской ГЭС — водобойная плита с гасителями:

О рыбе

На Нижнетуломской ГЭС сделан специальный рыбоход для семги, поднимающейся на нерест вверх по течению. Конструкция имитирует собой полукилометровый горный ручей с камнями на дне, зигзагообразными проходами и местами для отдыха рыбы.

Интересно, что в период нереста на ГЭС отключают ближний к рыбоходу 4-й гидроагрегат, чтобы семга могла услышать шум рыбохода и направиться именно туда.

На Верхнетуломской станции рыбоход сделали в виде 2-километрового тоннеля с подсветкой и специального рыболифта, но такая конструкция оказалась неудачной, рыба не пошла.

Из положения вышли — тоннель превратили в рыбзавод и пускают в него теплую воду от охлаждения генераторов. И малькам хорошо, и энергоэффективность налицо. Откуда в генераторе теплая вода — см.ниже.

Безопасность

Напомню, что при аварии-2009 на Саяно-Шушенской ГЭС после прорыва воды в машинный зал было быстро потеряно электропитание собственных нужд станции, в результате чего сброс затворов на водоприемниках пришлось производить вручную. По следам этого происшествия на ГЭС активно занялись резервным питанием — аварийные дизель-генераторы, аккумуляторы.

Это тоже элемент безопасности — аэрационные трубы в верхней части водоводов Кондопожской ГЭС:

Толщина стальных стенок водоводов сравнительно небольшая — 12 мм. Кольца водоводов рассчитаны на большое внутреннее давление или небольшой вакуум. Но если закрыть верхние затворы и водовод резко опорожнить, то внутри них возникнет глубокий вакуум, и трубы могут деформироваться. Аэрационные трубы впустят воздух при опорожнении, и все будет хорошо. Остатки деревянного водовода 1930-х годов: На случай, если во время работы турбинный водовод все же прорвется, предусмотрена защитная стенка (в центре кадра): Благодаря ей вода пойдет не направо — на административное здание, а обойдет станцию слева и по выемке уйдет в нижний бьеф.

Управление и контроль

Сейчас мы находимся между турбиной и генератором и наблюдаем соединяющий их вал. Слева видна схема гидроагрегата с выведенными на нее манометрами, показывающими давления в системе смазки. Под ногами — гидравлические приводы направляющего аппарата: Больше параметров можно увидеть в машинном зале. Температуры воды и воздуха, уровни воды в бьефах: Мнемосхема на дисплее.

Этот гидроагрегат не работает (мощность 0 МВт, направляющий аппарат закрыт, частота вращения ротора 0 %). Хорошо видно, как из спиральной камеры турбины (внизу) вода отбирается и подается на охладители генератора (он в центре, красного цвета, охладители А и Б) и для смазки подпятника, верхнего (ВГП) и нижнего (НГП) генераторных подшипников. Да-да, они смазываются водой. Отсюда и берется теплая вода для рыбзавода.

В правой части виден красный бак с маслом — это гидравлическая система управления направляющим аппаратом. Здесь же показываются давления, расходы и уровни всех жидкостей.

Информация о вибрациях:

В скобках: официально причиной разрушения гидроагрегата на той же Саяно-Шушенской было названо усталостное разрушение шпилек крепления крышки турбины из-за вибраций, возникавших при переходах гидроагрегата через диапазон «запрещенной зоны» (есть и другие мнения, но сейчас не об этом).

Где находится «запрещенная зона», увидим на центральном пульте управления ГЭС: Гидроагрегаты Г1, Г3, Г4 в работе, Г2 остановлен. На черном фоне — мощность, которую вырабатывают генераторы 38,1/38/38 МВт соответственно. У Г3 и Г4 столбики красные, потому что они работают на полную мощность, у Г1 еще есть резерв. За столбиками видна красная зона — это как раз тот диапазон мощности, в котором гидроагрегату нежелательно работать и который при пуске/останове надо побыстрее проскочить. Кстати, знающий человек еще снаружи здания скажет, какой из гидроагрегатов не работает: Вторая пара противовесов поднята — значит, затворы на турбинных водоводах агрегата номер 2 опущены. Весьма активно внедряют удаленное управление. Так, например, эта станция на 60 МВт работает круглосуточно, но персонал на ней бывает только днем и в рабочие дни, в остальное время — управляется по телемеханике с головной ГЭС: ГЭС работают по т.н. диспетчерскому распоряжению, которое регламентирует когда и сколько станции выдавать электроэнергии. Поскольку ГЭС — самые маневренные источники энергии (быстро запускаются и быстро останавливаются), то они служат для покрытия пиковых нагрузок и их выработка меняется в зависимости от времени суток и дня недели. В отличие от тепловых и атомных электростанций, которые обеспечивают базовую часть потребления и работают в относительно стабильном режиме. Диспетчерское распоряжение на экране (сорри за космическое качество снимка; по оси абсцисс — часы, по оси ординат — мощность):

Диспетчерское задание учитывает взаимное влияние ГЭС в каскаде, уровни воды в их водохранилищах, запросы потребителей по воде и электричеству и т.д. и на основании этого распределяет выработку энергии между станциями. Любопытно, что на реке Паз на границе между Норвегией и Россией работает 5 российских и 2 норвежских ГЭС, а сама река вытекает из финского озера. И ничего, как-то договорились.

Источник: https://habr.com/ru/post/365973/

Обратная сторона КОЗ в Латвии: владельцев

РИГА, 5 мая — Sputnik, Алексей Стефанов. О том, что простые жители Латвии не в восторге от коэффициента обязательной закупки электроэнергии (КОЗ), как и о том, из-за чего подскочила цена на электроэнергию для конечных потребителей – юридических и физических лиц, говорилось уже не раз. Однако у этой проблемы есть оборотная сторона медали, и о ней говорить не принято.

«Об этом не пишут ни латышские, ни русские СМИ, потому что из нас изначально сделали врагов, а многие сегодняшние депутаты пришли в Сейм на волне борьбы именно с нами. Но мы сами — пострадавшие. Под нас субсидировались еще и государственные ТЭЦ 1 и ТЭЦ 2, чтобы наполнять бюджет.

Как вы понимаете, это вообще не зеленая энергия.

А теперь под давлением решили изменить правила игры, сделав крайними именно нас», — рассказал Sputnik Латвия владелец малой ГЭС Виктор Лелис, который несколько лет назад поверил государству и взял кредит под новый для него вид деятельности.

Sputnik / Sergey Melkonov

Владелец малой ГЭС Виктор Лелис.

Государство подвело

«Когда в Латвии начиналась альтернативная энергетика, предпринимателям было обещано 20 лет поддержки, но нас кинули — оказалось, что разрешений на станции сделано слишком много.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Что такое сопротивление изоляции

Причем, когда про эту обязательную закупку говорят, умалчивают, что все эти годы 2/3, а то и 3/4 от КОЗ получал «Латвэнерго» через свои же ТЭЦ 1 и ТЭЦ 2. Они были донором бюджета примерно на 100 миллионов евро.

Но когда стали искать виновного в подорожании энергии, сразу указали на нас – это все малые ГЭС и ветряки виноваты», — возмущается Лелис.

Семь лет назад он взял кредит в 300 тысяч евро и выкупил у пяти владельцев малую ГЭС у поселка Нерета в Айзрауклесском районе почти на границе с Литвой.

Станция была построена еще в начале 1960-х годов, но после запуска каскада гидроэлектростанций на Даугаве надобность в ней отпала, а с приходом независимости и дефицита энергии ГЭС была восстановлена — в 1999 году. Когда Лелис выплатил чуть больше половины суммы кредита, государство, как он говорит, «поменяло правила игры».

«Ситуация получилась такой: ты — инвестор, тебе сказано – вкладывай деньги, 10 лет у тебя будет один тариф, еще 10 лет — другой. За 20 лет ты выйдешь на самоокупаемость и начнешь зарабатывать. Но не проходит и 10 лет, как государство говорит: что-то слишком много мы тебе платим, на тебе еще два дополнительных налога. Потом присматривается к тебе и добавляет: нет, ты все равно слишком много получаешь, мы тебе еще и тарифы пересчитаем. И вот недавно было вынесено решение – особые условия сохраняются только до 2023 года. Такая в Латвии инвестиционная среда», — разводит руками Лелис.

Sputnik / Sergey Melkonov

Малая ГЭС у поселка Нерета в Айзрауклесском районе.

Бизнес-план Виктора Лелиса предполагал, что до 2027 года он будет работать на особых условиях, благодаря чему рассчитается с кредитом, поставит еще одну турбину и уйдет в так называемый свободный рынок. Но теперь он уверен, что за оставшиеся три года не успеет погасить оставшуюся часть кредита, а это около 130 тысяч евро.

«В год моя ГЭС вырабатывает от 500 до 800 тысяч киловатт в год. Для сравнения большая квартира потребляет в год около тысячи киловатт. Сейчас Европа постоянно говорит, что везде в производственных делах нужно иметь в виду выбросы в атмосферу — CO2. Альтернативные источники энергии нужды именно для того, чтобы производя электричество, экономить выбросы в пользу предприятий. Но и на это наше государство махнуло рукой», — поясняет владелец малой ГЭС.

Политики слышат только себя

Виктор Лелис прекрасно понимает, что, поставляя произведенное его гидроэлектростанцией электричество по завышенному тарифу, косвенно тоже стал причиной удорожания электроэнергии для конечных потребителей из-за КОЗ. По его мнению, субсидирование развития альтернативной энергии изначально извратили, потому что в возобновляемую зеленую энергию включили газ, «причем, мало того, что природный, так еще принадлежащие государству — ТЭЦ 1 и ТЭЦ 2».

«В компоненте обязательной закупки львиную долю получает государство, а все шишки сыплются на нас», — возмущается он. И поясняет, почему во всем мире возобновляемую энергию в той или иной мере субсидируют.

«Потому что она непредсказуема – ее может быть много, а может быть мало. Поэтому должна быть понятная энергетика. Как газ – сколько надо, столько включил и взял.

А у меня ГЭС может работать с перебоями – такой теплой зимой, как эта, или весной мы вырабатываем много энергии, а летом, когда все пересыхает, деревья забирают влагу, минимум.

Но, к сожалению, что бы там Грета Тунберг и прочие фантазеры не говорили, полностью перейти на возобновляемую электроэнергию не удастся. Это скажет любой энергетик. Потому что система просто не выдержит», — отмечает предприниматель.

Тем не менее, если что-то можно взять у природы без ущерба, чтобы меньше сжигать газа, этим нужно пользоваться – вода все равно бежит к морю и может проходить через турбину, ветер дует и будет это делать с ветряками или без них, поясняет Лелис.

«Но у нас всю эту истерику раздули политики, потому что на последние выборы не с чем было идти. И были деятели, которые эту тему оседлали для того, чтобы прорваться в Сейм. Факты вообще никого не интересуют, была одна сплошная истерика, эмоции, ругань.

Меня поражает наше общество, потому что, когда начинаешь с кем-то говорить, с цифрами и фактами, тебя не слышат. Мы годами говорим: если вы хотите разобраться в компоненте обязательной закупки, отделите ТЭЦ 1 и ТЭЦ 2 от всех остальных.

И тогда посмотрим, кто есть кто, и стоит ли овчинка выделки – нужно ли наезжать на нас», — говорит бизнесмен.

Но ни правящие партии, ни оппозиция даже слышать не хотят об этом, утверждает он. Правила игры были изменены, но при этом, как отмечает владелец малой ГЭС, даже не подумали, что в Латвии в зеленую энергию вложились не только местные жители, но и иностранцы, «а какое доверие к государству может быть у иностранных инвесторов после этого».

«К примеру, в Латвии популярна деревопереработка, которая имеет много отходов и при больших комбинатах ставятся когенерационные станции, которые работают на щепе. Эта энергия не совсем зеленая, потому что производит СО2, но считается возобновляемой. Они теперь тоже чувствуют себя непонятно, потому что рассчитывали на одно, а получают другое», — добавляет Лелис.

Продавал бы себе, да нельзя

«Что мы в итоге имеем? С 2023 года нас хотят выкинуть из числа дотируемых компаний, но при этом не предоставят никакую альтернативу. Допустим, не будет у нас компонента обязательной закупки, мы войдем в свободных рынок. Но как? Так называемый свободный рынок для малых ГЭС в принципе невозможен, поскольку к нам применяется абсурдный налог на природные ресурсы, и с рыночной ценой мы еще останемся должны, а отменять его никто не собирается.

Это главная проблема, которая делает бессмысленным любые обсуждения выхода малых ГЭС из КОЗ», — поясняет новые реалии Лелис.

Теоретически, можно было бы поставлять энергию потребителю напрямую, минуя «Латвэнерго», тем более, если рядом с ГЭС есть какое-нибудь предприятие. Но так нельзя.

Энергию все равно вначале должно выкупить государство, а если без КОЗ, то по минимальной цене, и уже дальше по максимуму доставить электричество потенциальному клиенту Лелиса.

Он уточняет, что у Латвии в рынке находятся только производители электроэнергии, а передаточное звено – монополисты. Теоретически, рядом с малой ГЭС можно построить свой заводик и только таким образом использовать свое недорогое электричество для собственных нужд. Но для этого должны быть разработаны правила, а их тоже нет. Получается замкнутый круг.

Sputnik / Sergey Melkonov

На малой ГЭС у поселка Нерета в Айзрауклесском районе.

«Как будет развиваться ситуация дальше, неизвестно. То, что государство подорвало свой имидж – это однозначно. То, что государство не держит свое слово, прописанное в документах, тоже факт.

Да, допустим, с этой системой обязательной закупки КОЗ что-то не так, допущены какие-то ошибки, но почему за это я должен отвечать? Поскольку все мы объединены в ассоциации владельцев малых ГЭС, будем через наших представителей тормошить власти, что уже делаем.

А если и это не поможет, начнем судиться, стучаться во все европейские инстанции», — заверяет Лелис.

Он уверен, что радоваться потребителям не стоит. Если КОЗ в его сегодняшнем виде будет отменен, государство все равно возьмет свое, только иным способом, потому что «главное, чтобы в бюджете не было дыр».

«Сейчас, когда людям во время пандемии коронавируса вообще не до энергетики, театр абсурда в отношении производителей альтернативной электроэнергии, в том числе малых ГЭС, продолжается.

Министерство экономики за серьезные деньги заказало исследование каким-то умникам на тему «чтобы еще сделать такого, чтобы урезать тариф, и чтобы это выглядело законно». Так что ничего хорошего в карантинные времена мы тем более не ждем.

Хотя, по сравнению с теми отраслями, что пострадали в процессе коронокризиса, в энергетике можно сказать, все даже хорошо», — иронизирует предприниматель.

Источник: https://lv.sputniknews.ru/Latvia/20200505/13672970/Obratnaya-storona-KOZ-v-Latvii-vladeltsev-zelenoy-energii-tozhe-kinuli.html

«Подходишь и ощущаешь мощь, которую наши отцы построили». Кто работает на ГЭС

Ещё в школе мне нравились технические науки – математика и физика. Поэтому когда пришло время определиться с профессией, поступил в «политех» — ИРГТУ. А после окончания вуза пришел на работу в «Южные электрические сети». Здесь мне нравилось, но всё же каждый раз, когда проезжал по плотине ГЭС, я понимал — хочу работать именно на гидроэлектростанции.

В 2002 году я пришел на Иркутскую ГЭС — начал с должности электромонтера по обслуживанию подстанций. Через год перевелся дежурным электромонтером в оперативную службу на главный щит управления — сердце станции. Затем стал начальником смены электроцеха и далее — начальником смены электростанции. Сейчас возглавляю оперативную службу Иркутской ГЭС.

К слову, главный щит управления — моё любимое место на станции. Именно отсюда оперативный персонал управляет ГЭС, сюда стекается вся информация о режиме и параметрах работы оборудования.

Моя смена начинается в 8 утра. А до этого времени еще много чего нужно сделать: принять рапорт дежурного персонала, узнать, как отработала ночная смена, что изменилось в работе оборудования, сколько выработали электроэнергии, какой расход воды. В течение дня планируется режим работы станции, работа с документацией и персоналом оперативной службы. Всего в подчинении у меня 20 человек, на смене — четыре.

Не все знают, что помимо основной задачи — выработки электроэнергии для Иркутска и Иркутского района, наша гидроэлектростанция выполняет еще одну важную функцию — поддержку заданного уровня озера Байкал. ГЭС служит своеобразным буфером — обеспечивает равномерность стока воды, предотвращая подтопление населенных пунктов.

Заблуждение, с которым приходится сталкиваться — «плотину прорвёт, и всё затопит». В Иркутске плотина грунтовая, насыпная. Со временем и даже после землетрясений она только уплотняется, становится крепче — угроз для города нет.

Безопасность — приоритетная задача на ГЭС. Особое внимание сейчас уделяется здоровью сотрудников. На работе мы в масках и перчатках, в некоторых случаях — в защитных костюмах; соблюдаем социальную дистанцию. Мы понимаем, что это необходимые меры — так что просто приняли условия, которые выдвигает нам жизнь.

Свободного времени по-прежнему немного. Раньше старался проводить его на природе — выезжал на дачу, на Байкал. Люблю путешествовать, но пока это по понятным причинам невозможно.

Впрочем, скучать не приходится — каждый день необходимо узнавать что-то новое, нельзя оставаться на одном уровне. На станции идет постоянная модернизация — меняется оборудование, и чтобы им управлять, его нужно досконально изучить. В этом я вижу положительные стороны профессии — не стоишь на месте, развиваешься.

Работа много от нас требует, но так же много и дает — в последнее время в компании стало больше социальных программ для сотрудников. Например, En+ запустил на нашем предприятии жилищную программу с выгодными условиями кредитования. Также работники ГЭС могут получить путевки в санатории России.

Тем, кто еще не определился с профессией, советую выбирать отрасли, которые приносят пользу обществу и всегда будут востребованы. Думаю, энергетика — одна из первых в этом списке. Когда видишь вечерний город, уют и свет в домах иркутян и понимаешь, что в этом есть частичка твоего труда, по-настоящему ощущаешь значимость того, что делаешь.

Иркутская ГЭС — входит в состав компании En+ Group, первая по времени строительства ступень Ангарского каскада и первая крупная гидроэлектростанция в Сибири. Возведена в 1950-1959 годах.

Установленная мощность электростанции — 662,4 мегаватт, проектная среднегодовая выработка электроэнергии — 4,1 миллиарда киловатт в час. С 2019 года на ГЭС реализуется программа технического перевооружения.

Планируется, что после замены всех гидроагрегатов мощность электростанции возрастет на 160 мегаватт.

Николай Куклин, начальник смены цеха ОРУ, Братская ГЭС

— На станции я больше 40 лет. В 1975 году после окончания школы поехал поступать в Томск — не прошел по конкурсу, вернулся в город и отправился в отдел кадров Братской ГЭС. Предложили устроиться учеником электрослесаря в электроцех. Отработал там три месяца, и меня перевели электромонтером второго разряда в группу релейной защиты машинного зала.

Отслужил два года в армии и вернулся на это место в 1979 году. А уже отсюда меня пригласили в оперативную группу на должность машиниста гидроагрегата. Здесь я увидел, как устроена ГЭС, для меня открылись все тонкости обслуживания станции.

Параллельно с этой работой получил профессию электромонтера подстанции. Теперь я мог работать на ОРУ (открытые распределительные устройства), на этом не остановился. Окончил в Братске колледж по специальности «Ремонт и обслуживание электрооборудования», и меня направили работать старшим мастером на участок по ремонту гидрогенераторов и кабельного хозяйства — так я познакомился с особенностями устройства гидрогенератора.

А в 1999 году получил приглашение от «Энергомашэкспорт» поработать в Колумбии. Там построили и пускали в эксплуатацию ГЭС — оборудование российское, трансформаторы запорожские. Работу я выполнил, специалистов обучил, но запомнил, как поначалу было стыдно: все говорят хоть на каком-то английском, а ты не понимаешь ни слова. За два года освоился, но первое время было туго. Поэтому совет всем — учите языки.

После Колумбии я вернулся на родную ГЭС начальником смены цеха ОРУ, где и работаю по сей день. Также получил высшее образование в СИБГТУ.

Моя смена длится 12 часов. Утром, когда сотрудники приходят на работу, я должен проверить состав бригады, провести целевой инструктаж, где указываю, что выведено в ремонт и что они должны сегодня сделать. Наша основная ответственность — обеспечить безопасные условия труда, рабочее место должно быть полностью готово: сделаны необходимые переключения, включены заземления.

После допуска бригад обхожу оборудование по графику, выявляю дефекты. Вечером бригады сдают наряды — на основании записей мы вводим оборудование в работу и делаем все необходимые переключения.

В нашей работе нельзя быть рассеянным — ты должен быть собран и внимателен.

Оборудование на ГЭС однотипное, и если зазеваться, можно перейти на соседнее оборудование под напряжением. К тому же, много переключений — есть риск повернуть не тот ключ или не ту накладку.

Поэтому в смене так важны хорошие взаимоотношения. У нас нет конфликтных людей, к каждому ищем подход. Если кто-то расстроен, стараемся в нужный момент взбодрить — чтобы не думал о проблемах, а полностью сосредоточился на задаче.

За столько лет на работе случалось всякое. Однажды зимой я осматривал оборудование и заметил, что мои следы на снегу пересекают другие — крупные, звериные. Позвонил охране, оказалось — рысь. Нам запретили ночью выходить, но у нас обходы, работать надо. С вечера смотрим в окна, видим следы (а иногда и саму рысь — она стояла в 10-15 метрах от окон), звоним охране и с двумя охранниками с автоматами идем к оборудованию. И так где-то с неделю, потом возмутительница спокойствия ушла к Ангаре.

Вообще животные — норки, белки — у нас частые гости. Я люблю природу, смотреть на воду, особенно с высоты. У нас напротив управления — смотровые площадки с лавочками. Если подойти к забору, оказываешься практически на краю скалы: внизу Падунское сужение, чайки летают, и повсюду — равномерный гул генераторов. Подходишь и ощущаешь мощь, которую наши отцы построили.

Я считаю, именно на крупных предприятиях раскрывается весь потенциал энергетика. Здесь он найдет себе применение независимо от специализации, ведь электричество нужно всем.

Свободное время отдаю авиамоделизму — это мое хобби еще со школы. Помню, как тогда запускали кордовые модели, а сегодня самолёты уже классом другие и купить можно что угодно, любую аппаратуру. Интересное занятие, но дорогое. Пока не подсело зрение, занимался также ремонтом часов, механизмов, паял. Увлечение техникой со мной всегда.

Братская ГЭС — входит в состав компании En+ Group, вторая из каскада гидроэлектростанций на Ангаре, лидер в Евразии по общему объему выпуска электроэнергии с начала пуска первого агрегата.

Решение о строительстве Братской ГЭС было принято в сентябре 1954 года, а 21 декабря начались подготовительные работы по возведению гидроэлектростанции. Пуск первого гидроагрегата состоялся 28 ноября 1961 года.

Сегодня агрегаты с суммарной мощностью в 4,5 миллиона киловатт позволяют ежегодно выдавать до 30 миллиардов киловатт в час электроэнергии.

Сергей Голубев, начальник смены электростанции, Усть-Илимская ГЭС

— Я работаю на ГЭС 10 лет, из них пять — на центральном пульте управления. Перед тем, как устроиться сюда, окончил БрГУ по специальности «Электроснабжение предприятий» и около 9 месяцев проработал электромонтером в Лесопромышленном комплексе. Параллельно рассылал резюме, и в 2010 году мой будущий руководитель пригласил меня на собеседование. Так я оказался в оперативном цехе, где прошел путь от дежурного электромонтера подстанции до начальника смены электростанции.

Я руковожу сменой из восьми человек, один из которых — на пульте. В мои обязанности входят оперативные переключения, вывод в ремонт оборудования и ввод его в работу, допуски бригад, устранение аварий. Плюс постоянное наблюдение за приборами и анализ параметров — расхода воды через турбины и выработки электроэнергии.

ЭТО ИНТЕРЕСНО:  Что такое активное сопротивление в цепи переменного тока

Самое приятное в нашем деле — когда оборудование вводится в работу, увеличивается надежность электрической схемы и станции в целом. А самое сложное, конечно, аварии — множество процедур, звонков, оперативных сообщений.

Такая работа подходит не каждому. На пульте консолидируется вся информация о ГЭС — оперативникам необходимо много знать, запоминать и быстро переключаться. И не менее важно уметь общаться, развивать коммуникабельность.

Мы часто решаем задачи удаленно, по телефону, и здесь не обойтись без знаний психологии и умения выстраивать диалог. От этих навыков зависит и то, как складываются взаимоотношения в коллективе.

Приятно, когда подчиненные относятся к тебе с уважением, зная, что поддержишь и поможешь в трудной ситуации.

Конечно, сотрудникам также важно получать поддержку от компании. В En+ к этому подходят ответственно. У нас есть квартальные премии, компенсация питания для работников с вредными условиями труда, санаторно-курортное лечение.

Регулярно проходят спортивные мероприятия, турслеты. Раз в два года — соревнования оперативного персонала ГЭС.

А в прошлом году я побывал в Энергетической летней школе Сколково, где российские и зарубежные спикеры читают лекции о мировой энергетике — было интересно и познавательно.

Я люблю проводить время с пользой — в выходные читаю, фотографирую, снимаю на экшн-камеру, монтирую. У нас дружный активный цех, и мы часто отдыхаем вместе за пределами работы.

Сейчас мы стали еще сплоченнее, хоть и с соблюдением дистанции. В цехе мы обеспечены средствами индивидуальной защиты, помещения дезинфицируются, у нас проверяют температуру. Несмотря на сложную экономическую ситуацию, рабочие места на станции есть даже в такое время: энергетика — стабильная сфера, остаться без работы здесь практически невозможно, ведь электричество и тепло нужны всегда.

Про нашу ГЭС можно говорить долго: это стратегически важный объект, она входит в каскад гидростанций Сибири, которые обеспечивают более 10% энергомощности страны и позволяют сохранять самую низкую стоимость электроэнергии в России. Это экологически чистый источник энергии. И просто красивое сооружение.

Моё любимое место — гребень станции, её верхняя точка. Отсюда открываются захватывающие дух виды, ощущается массивность и грандиозность плотины. Она возводилась в советские времена, когда строили ответственно и на века — уверен, что плотина простоит еще не одну сотню лет при должной эксплуатации. Вечером, в праздничном освещении она особенно красива.

Усть-Илимская ГЭС — входит в состав компании En+ Group, третья ступень Ангарского каскада ГЭС. Её строительство началось в 1963 году, в эксплуатацию ГЭС введена в 1979 году. Установленная мощность — 3840 мегаватт, среднегодовая выработка — 21,7 миллиардов киловатт в час. Напорные сооружения ГЭС образуют крупное Усть-Илимское водохранилище многолетнего регулирования площадью 1922 квадратных километра.

Фото Маргариты Романовой, Эдуарда Скибы и Артура Жабяка

Источник: https://www.irk.ru/news/articles/20200525/profession/

Государственная поддержка альтернативной энергетики: отечественный и зарубежный опыт

  • 20 апреля 2020 г. в 10:34
  • 328

Использование ветряков, солнечных панелей, электростанций на биогазе и некоторых других современных источников энергии часто упирается в экономическую составляющую проектов.

Увы, новомодные способы генерации обычно проигрывают по себестоимости киловатт-часа традиционным электростанциям, работающим на мазуте, газе и даже на угле.

Тем не менее развитие альтернативной энергетики — это вопрос не только краткосрочной прибыли, но и охраны природы, а также решения ряда социальных задач, например, борьбы с безработицей. Поэтому государственная поддержка во всем мире пока является важным условием развития альтернативной энергетики.

Многие технологии, лежащие в основе альтернативной энергетики, известны уже не одно десятилетие. Например, торфяные электростанции и мини-ГЭС использовались еще 100 лет тому назад. Первый в мире ветряк для выработки электроэнергии был построен в 1887 г. в Великобритании.

Но, начиная с 50-х годов XX века, отдельные электростанции по всему миру стали объединяться в мощные энергосистемы с едиными центрами управления, охватывающие сразу несколько областей или целую страну.

Уровень развития технологий в те годы не позволял управлять большим количеством мелких электростанций, так что на долгие годы в энергетике восторжествовала гигантомания.

Но в середине 2000-х годов ситуация неожиданно поменялась, и к продвижению альтернативной энергетики подключили политиков первой величины. В 2006 г. на экраны вышел документальный фильм «Неудобная правда», созданный при непосредственном участии бывшего вице-президента США Альберта Гора.

Этот фильм рассказывал о проблеме глобального потепления и о том, что нужно ограничить выбросы углекислого газа в атмосферу. В 2007 г. фильм получает два «Оскара». Также в 2007 г. Альберт Гор получает Нобелевскую премию мира в составе группы активистов, борющихся против глобального потепления.

Альтернативная энергетика — это совокупность способов получения, передачи и использования энергии, базирующихся на современных технологиях и отличных от наиболее широко применяющихся в данный момент времени. Как правило, альтернативная энергетика базируется на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ), например: ветер, солнце, движущийся поток воды.

К возобновляемым принято также относить источники энергии, связанные с утилизацией отходов (биогаз, древесная щепа, шелуха от зерен). Выработка электроэнергии при переработке отходов неизбежно приводит к попаданию углекислого газа в атмосферу, но это меньшее зло по сравнению с выбрасыванием тех же самых отходов на свалку. Пример альтернативной энергетики, не относящейся к ВИЭ, — электростанции, работающие на торфе.

Кстати, еще 100 лет тому назад, торф был основой энергетики, теперь к нему возвращаются на новой технологической основе.

Естественно, такие вещи просто так не делаются. Мир стоял на пороге глобального экономического кризиса, а альтернативная энергетика способствует созданию новых рабочих мест в странах «золотого миллиарда». В результате правительства по всему миру, в том числе и в России, стали активно поддерживать альтернативную энергетику.

Более 50% потребляемой в Дании электроэнергии вырабатывается ветряками

Дания — страна победившей ветрогенерации

По данным на 2019 г., приблизительно 50 % своих потребностей в электроэнергии Дания покрывает за счет ветряных электростанций. Первый промышленный ветрогенератор был установлен там в 1976 г. Важно, что оборудование для ветрогенерации разрабатывается и производится на территории Дании. Экспорт такого оборудования составляет важную статью доходов.

Существуют как минимум два распространенных заблуждения, как Дании удалось достичь таких результатов в области ветроэнергетики.

Первый миф — в Дании нет собственных нефти и газа, поэтому решили уйти от энергетической зависимости. На самом деле в Дании есть большие шельфовые месторождения нефти и газа, которые активно используются (добыча нефти в 2016 г. составила 140,1 тыс. баррелей в день, что почти в 2 раза больше, чем в Румынии, которая традиционно считается нефтедобывающей страной), при этом Дания даже экспортирует углеводороды.

Второй миф — развитие ветрогенерации обусловлено самыми высокими в Европе (а по некоторым данным — и в мире) тарифами на электроэнергию. Действительно, розничные потребители в Дании платят, в пересчете на наши деньги (по курсу 2019 г.), в среднем 23 руб. за 1 кВт⋅ч электроэнергии.

Но от этого ветроэнергетика сама по себе не становится сверхприбыльной. Дания — страна с самым низким социальным расслоением в мире. Это достигается за счет высоких налогов, в результате в стране высокие цены на все, в том числе и на электроэнергию.

Большую часть в структуре тарифов занимают именно налоги, а рентабельность генерации не выше, чем в других европейских странах.

Поэтому даже при самом высоком тарифе в Европе ветроэнергетика в Дании вплоть до 2017 г. дотировалась государством. Размер дотаций составлял 3,5 евроцента за 1 кВт⋅ч. Они выплачивались за первые 22 тыс. часов работы ветряка, установленного на суше, или первые 50 тыс. часов работы ветряка, установленного в море. Ограничение дотаций по времени стимулировало инвестиции в строительство новых ветрогенераторов.

Высокая стоимость электроэнергии в Дании — следствие политики
по снижению социального неравенства, рентабельность энергетической отрасли вполне обычная

Применение ВИЭ и альтернативная энергетика — в общем случае не одно и то же. Например, энергия движущейся воды — возобновляемый ресурс, который используется как в гигантских ГЭС, так и в мини-ГЭС.

Тем не менее к альтернативной энергетике относятся только мини-ГЭС (до 25 МВт), поскольку современные технологии позволили сделать их высокоэффективными.

ВИЭ относится не только к выработке электричества, но и к другим направлениям в энергетике, например, производству автомобильного топлива из тростника, так как ресурс возобновляется путем выращивания сельскохозяйственной культуры.

Отмена дотаций произошла в Дании, когда себестоимость выработки электроэнергии на ветроэлектростанциях стала ниже, чем на электростанциях, работающих на газе.

Проблемой ветроэнергетики является нестабильность выработки электроэнергии. В ряде стран мира предусмотрены штрафы за небаланс в энергосистеме. Отсутствие таких штрафов в Дании — тоже одна из мер поддержки ВИЭ. При этом на датских ветряных электростанциях применяются системы регулирования скорости вращения ротора, разработанные под руководством профессора Фреде Блобьерга (интервью с ним мы публиковали в «ЭР», № 1 за 2020 г.), что во многом решает проблему баланса.

Опыт других стран Евросоюза

Дания изначально сделала ставку на ветряки в силу особенностей своего расположения. Страна омывается мелководными Балтийским и Северным морями, где удобно размещать ветряки, при этом они не занимают место на суше.

В остальных странах Евросоюза изначально сделали ставку на солнечные панели. Предполагалось, что в Европе будет развернуто собственное производство таких панелей. Поддержка заключалась в дотировании потребителей, приобретающих солнечные панели.

Но европейские солнечные панели оказались неконкурентоспособными по цене, и потребители делали выбор в пользу китайской продукции. В результате дотации уходили в Китай. Поэтому практика дотирования покупки солнечных панелей была отменена в 2013 г. Далее произошло падение цен на солнечные панели. Стоимость панелей в пересчете на единицу мощности с 2010 по 2019 гг.

снизилась в 3 раза, что вызвало настоящий бум солнечной энергетики без использования дотирования покупки панелей.

Основные виды альтернативной генерацииВидВозобновляемость ресурсаВыбросы углекислого газа при работе электростанцииСтабильность генерацииОсновные регионы производства оборудования
Солнечные панели Да Нет Зависит от времени суток и погоды Китай
Ветряки Да Нет Зависит от погоды Евросоюз, Россия, США, Китай
Мини-ГЭС Да Нет Круглосуточно Китай, США
Биогаз Условно Да Круглосуточно Евросоюз
Сжигание мусора и отходов производства Условно Да Круглосуточно Евросоюз, США
Торф Нет Да Круглосуточно Россия, Евросоюз

В Германии, как и во многих других странах Евросоюза, делают серьезную ставку на солнечные панели

В 2009 г. Европарламент вместе с Европейским советом приняли директиву 2009/28/EC, которая и по сей день определяет направление развития ВИЭ.

В частности, эта директива допускает как временную меру установку фиксированных тарифов для сетевых компаний, по которым они должны были приобретать электричество, произведенное с использованием ВИЭ. В обмен сетевые компании получали дотации от своих государств.

В настоящее время данная практика отменена как нерыночная, вместо этого дотации осуществляются в форме премий для сетевых компаний, привязанных к конкретным объемам покупки.

По данным за 2017 г., доля ВИЭ в выработке электроэнергии в среднем по Евросоюзу составила 17,5 %. На 2020 г. поставлена задача обеспечить долю ВИЭ в 20 %.

Опыт США

В США при поддержке ВИЭ делают ставку на налоговые льготы и государственную поддержку развития технологий. Министерство энергетики США регулярно выделяет гранты на исследования в области альтернативной энергетики.

Важная особенность поддержки ВИЭ в США — стимулируется развитие не только генерации, но и средств хранения энергии. Это связано с тем, что американцы во главу угла ставят обеспечение надежности и бесперебойности функционирования своей энергосистемы.

Системы хранения большой емкости позволяют сгладить колебания объема выработки электроэнергии в зависимости от погоды и времени суток. С 2016 г. налоговые льготы распространяются и на бизнес, связанный с хранением энергии. В начале 2020 г. был выделен один из самых больших грантов министерства энергетики США за последнее время.

Сумма в $158 млн направлена на исследования в области создания инновационных систем хранения электроэнергии.

Однако следует отметить, что развитие ВИЭ в США изначально было не самоцелью, а средством замещения угольной генерации. Ввод новых мощностей альтернативной энергетики примерно соответствовал уменьшению выработки электроэнергии при помощи угля. Но одним из предвыборных обещаний Дональда Трампа было возрождение угольной промышленности, чему мешает развитие ВИЭ. Поэтому в 2018 г. на поддержку ВИЭ в бюджете США было заложено втрое меньше средств, чем в предыдущем году.

В 2017 г. на долю ВИЭ в США приходилось 20,7 % выработки электроэнергии. Причем примерно половина выработки экологически чистого электричества относилась к ГЭС.

В США налоговые льготы, предусмотренные для ВИЭ, распространяются и на системы накопления электроэнергии

Поддержка альтернативной генерации в России

Источник: https://www.elec.ru/articles/gosudarstvennaya-podderzhka-alternativnoj-energeti/

Большой вклад малых ГЭС в энергетику Кавказа

Но у всего многообразия мнений, у всех диспутов и «круглых столов», прошедших на ПМЭФ, есть общая база: программу ООН невозможно реализовать без достижения цели, имеющей порядковый номер «7» — «Обеспечение доступа к недорогостоящим, надежным, устойчивым, и современным источникам энергии для всех». Ликвидация нищеты, голода, безработицы, повышение качества медицинского обеспечения и так далее – все это становится возможным только в том случае, если будет решена задача обеспечения недорогими источниками энергии в тех странах, перед которыми перечисленные проблемы стоят наиболее остро.

Гидроэнергетика – это тоже ВИЭ

При этом более 150 государств мира подписали Парижское соглашение по климату, предполагающее принятие всех возможных мер для недопущения подъема глобальной температуры к 2050 году более, чем на 1,5 градуса.

С учетом того, что в настоящее время, по данным ООН, не менее полутора миллиардов человек имеют только ограниченный доступ к электроэнергии или не имеют его вовсе, задача оказывается весьма нетривиальной.

Гипотеза о том, что решающий вклад в глобальное изменение климата вносит человеческая цивилизация, достаточно спорен, но энергетические компании многих стран предпочитают ориентироваться не на мнение ученых, ведущих споры, а на то, что под текстом Парижского соглашения поставлены подписи руководителей государств, на территории которых эти компании зарегистрированы.

Одним из результатов такого выбора действий стало форсированное развитие солнечных и ветровых электростанций в целом ряде стран Европы, но такой вид генерации не подходит под определение, данное в Программе ООН – эти источники не являются надежными и устойчивыми.

Профессионалы-энергетики относят их к прерывистой альтернативной генерации, поскольку работа солнечных и ветровых электростанций слишком сильно зависит от времени суток и года, прекращение их работы не зависит от действий диспетчеров объединенных энергосистем. Поднимать уровень здравоохранения за счет госпиталей, которые не работают по ночам, где хирурги ждут хорошего ветра, решать проблемы строительства новых жилых домов, для окон которых невозможно отлить стекло – это ведь происходит на производствах непрерывного цикла?

Надежность и устойчивость генерации энергии обеспечивают только ее традиционные источники – те, которые работают за счет использования энергии угля, природного газа, энергии атомных ядер и энергии падающей воды, ведь они работают тогда, когда в этом есть необходимость, есть спрос со стороны потребителей. Парижское соглашение по климату называют основной нагрузкой на экологию со стороны энергетики углекислый газ, который образуется при сжигании органических энергетических ресурсов, и тут есть своя «табель о рангах».

Больше всего углекислого газа, серы и оксидов азота образуется при сжигании углей, в два раза меньше вредные выбросы при сжигании природного газа, а вот ГЭС и АЭС с этой проблемой не сталкиваются, при этом генерация на них диспетчиризуема, то есть происходит тогда и так, как это требуется диспетчерам энергетических систем.

Простая логика подсказывает, что для одновременного выполнения положений и Программы устойчивого развития ООН, и Парижского соглашения по климату имеется только один разумный вариант – изменение мирового топливного баланса энергетики в пользу безуглеродной генерации на ГЭС и на АЭС, всемерное развитие технологий сжигания углей, строительство газовых электростанций как станций замещения для угольных.

Солнечные и ветровые электростанции строить имеет смысл только в тех случаях, когда это оправдано с экономической точки зрения и не приводит к разбалансировке объединенных энергосистем.

ГЭС бывают разные

Об атомной энергетике Аналитический онлайн-журнал Геоэнергетика.ru пишет довольно часто, но это не значит, что гидроэнергетика должна оставаться вне поля нашего внимания.

Напомним, что гидропотенциал России для целей производства электроэнергии использован всего на 20% потому потенциал развития гидроэнергетики теоретически более, чем просто велик – он огромен, и это тот самый вид генерации, который на все 100% отвечает требованиям и Программы ООН, и положениям Парижского соглашения по климату.

Слово «теоретически» использовано не случайно – не все так просто со строительством новых ГЭС. Их возведение предусматривает обустройство водохранилищ, что далеко не всегда всем нравится – возникают проблемы отселения населенных пунктов из зоны затопления, никому не хочется отдавать под водохранилища сельскохозяйственные угодья.

Впрочем, и тут не все однозначно – на территории России хватает регионов, где нет ни той ни другой проблемы, ведь самые крупные реки России – за Уралом, в Сибири, где и с сельскохозяйственными землями, и с плотностью населения дела обстоят так, что водохранилища никому никаких тревог не доставят.

Источник: http://geoenergetics.ru/2019/06/28/bolshoj-vklad-malyx-ges-v-energetiku-kavkaza/

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Электро Дело
Как соединить перекрестный выключатель

Закрыть